ame_hitory: (пишущая)

Как рано запахло осенью в этом году... Зелень листвы поблекла и золотится на солнце. Ветер гоняет по небу стаи диких туч. Воздух как-то по-осеннему прозрачен и искрист. Как рано запахло грустью!..

А на моем столе увядают цветы – совсем как усталое лето. Мне жаль их до слез, и я целую свернувшиеся лепестки, желая вдохнуть хоть каплю жизни в поникшие бутоны...

Зачем люди срывают цветы? Мне так грустно, когда они умирают, не прожив и половины той жизни, что была бы у них на свободе...

ame_hitory: (пишущая)

Как рано запахло осенью в этом году... Зелень листвы поблекла и золотится на солнце. Ветер гоняет по небу стаи диких туч. Воздух как-то по-осеннему прозрачен и искрист. Как рано запахло грустью!..

А на моем столе увядают цветы – совсем как усталое лето. Мне жаль их до слез, и я целую свернувшиеся лепестки, желая вдохнуть хоть каплю жизни в поникшие бутоны...

Зачем люди срывают цветы? Мне так грустно, когда они умирают, не прожив и половины той жизни, что была бы у них на свободе...

ame_hitory: (пишущая)
А все-таки писать хочется... Про эти старые, тяжелые дома в центре города, засыпанные, придавленные мокрым снегом, глядящие подслеповато на непередаваемую слякоть тротуаров, на скользящих неуклюже и путающихся в снежно-песочно-соляной каше прохожих. Про хрупкие снежинки на рукаве пальто, тающие от слабого дыхания. Про девочку, крохотными пальчиками рисующую на замерзшем стекле автобуса. Про хор, поющий в церкви. Про бой часов, колокольным звоном доносящийся в Часовню перед началом Мессы, рождающий странное чувство нереальности, остановленности времени – словно оно навек застыло в этом плывущем размеренно и как-то древне звуке, в этих вечных трепещущих свечах на алтаре, в голосе священника, возносящего Хостию... Про то, как колотится сердце перед Причастием... Про совершенно непередаваемую благодарность Богу - за все, что Он подарил мне...
ame_hitory: (пишущая)
А все-таки писать хочется... Про эти старые, тяжелые дома в центре города, засыпанные, придавленные мокрым снегом, глядящие подслеповато на непередаваемую слякоть тротуаров, на скользящих неуклюже и путающихся в снежно-песочно-соляной каше прохожих. Про хрупкие снежинки на рукаве пальто, тающие от слабого дыхания. Про девочку, крохотными пальчиками рисующую на замерзшем стекле автобуса. Про хор, поющий в церкви. Про бой часов, колокольным звоном доносящийся в Часовню перед началом Мессы, рождающий странное чувство нереальности, остановленности времени – словно оно навек застыло в этом плывущем размеренно и как-то древне звуке, в этих вечных трепещущих свечах на алтаре, в голосе священника, возносящего Хостию... Про то, как колотится сердце перед Причастием... Про совершенно непередаваемую благодарность Богу - за все, что Он подарил мне...
ame_hitory: (пишущая)
...Вспомнилась поездка на дачу вдвоем с подругой: вторая ночь, безумные сверчки в поле полыни и почти кровавый, огненный осколок луны, падавший из туч за горизонт... И – "Отче наш" под звездным шатром... Как быстро пролетели эти три дня! Счастливое время почему-то всегда пролетает очень быстро...

Еще... Озеро, хлипкие мостки, гром, шум надвигающегося ливня; слепой, искрящийся на солнце дождь; неожиданный многоголосый хор лягушек, так же внезапно смолкший через минуту, - а гремело все озеро!.. Красавец уж, гордо плывущий между стеблями камыша, как хозяин озера...

День. По-осеннему прозрачный даже в жару воздух. Желтеющее поле – огромное, дивный простор, океан неба, травы, душистого ветра! Папоротник, дубы... Песенка св. Терезы (15 псалом) в компании насекомых, ползучих и летучих. "Жука" – большой и черный, с поломанной левой средней лапкой; перетаскивала его через дорогу не листке, чтобы не раздавил кто-нибудь...

Жаль, что это все уже прошло...

ame_hitory: (пишущая)
...Вспомнилась поездка на дачу вдвоем с подругой: вторая ночь, безумные сверчки в поле полыни и почти кровавый, огненный осколок луны, падавший из туч за горизонт... И – "Отче наш" под звездным шатром... Как быстро пролетели эти три дня! Счастливое время почему-то всегда пролетает очень быстро...

Еще... Озеро, хлипкие мостки, гром, шум надвигающегося ливня; слепой, искрящийся на солнце дождь; неожиданный многоголосый хор лягушек, так же внезапно смолкший через минуту, - а гремело все озеро!.. Красавец уж, гордо плывущий между стеблями камыша, как хозяин озера...

День. По-осеннему прозрачный даже в жару воздух. Желтеющее поле – огромное, дивный простор, океан неба, травы, душистого ветра! Папоротник, дубы... Песенка св. Терезы (15 псалом) в компании насекомых, ползучих и летучих. "Жука" – большой и черный, с поломанной левой средней лапкой; перетаскивала его через дорогу не листке, чтобы не раздавил кто-нибудь...

Жаль, что это все уже прошло...

ame_hitory: (пишущая)

Ехала в автобусе на закате: солнце тонуло в аметистово-сизом чадном мареве, тусклое, изрезанное тонкими краями дымных облаков; откуда-то потянуло запахом костра – словно от сгорающего дня, от тлеющих в сизом пламени деревьев, улиц, домов, неба, от резких искр-вскриков стрижей... Закат... Запах дыма... Запах догорающего лета...
ame_hitory: (пишущая)

Ехала в автобусе на закате: солнце тонуло в аметистово-сизом чадном мареве, тусклое, изрезанное тонкими краями дымных облаков; откуда-то потянуло запахом костра – словно от сгорающего дня, от тлеющих в сизом пламени деревьев, улиц, домов, неба, от резких искр-вскриков стрижей... Закат... Запах дыма... Запах догорающего лета...
ame_hitory: (пишущая)

...На улице – ливень... Ветра нет, и звук обрушивающегося на землю потока воды на удивление мирный. И – все сильнее!.. Дивно, - до замирания...

Если бы этот ливень мог смыть мою невыносимую тоску!..

Господи! Укрепи мое слабое человеческое сердце в Вере и Надежде! Не дай угаснуть в нем Свету Любви! Свеча Ее оплывает, затопляя растаявшим воском фитиль и заставляя меркнуть пламя... О, пусть этот воск накопившейся боли прольется наконец, - слезами, криком, чем угодно! Пусть снова горит пламя и освещает мой маленький мир! Эта душная темнота невыносима...

ame_hitory: (пишущая)

...На улице – ливень... Ветра нет, и звук обрушивающегося на землю потока воды на удивление мирный. И – все сильнее!.. Дивно, - до замирания...

Если бы этот ливень мог смыть мою невыносимую тоску!..

Господи! Укрепи мое слабое человеческое сердце в Вере и Надежде! Не дай угаснуть в нем Свету Любви! Свеча Ее оплывает, затопляя растаявшим воском фитиль и заставляя меркнуть пламя... О, пусть этот воск накопившейся боли прольется наконец, - слезами, криком, чем угодно! Пусть снова горит пламя и освещает мой маленький мир! Эта душная темнота невыносима...

ame_hitory: (пишущая)
        ...уже почти полночь. И дождь кончился... Когда? Не знаю... Помню странную мешанину звуков: шелест листвы, шум ветра, звон капель по подоконнику, мокрый шорох шин по асфальту и – людские голоса, детский смех и крики, собачий лай...

Теперь уже тихо. Только изредка шум проехавшей машины, хлопанье дверей, - кто-то вернулся домой... Где-то на соседней улице прогремел трамвай – его слышно только ночью...

Часы тикают...

Время...

За полночь...

ame_hitory: (пишущая)
        ...уже почти полночь. И дождь кончился... Когда? Не знаю... Помню странную мешанину звуков: шелест листвы, шум ветра, звон капель по подоконнику, мокрый шорох шин по асфальту и – людские голоса, детский смех и крики, собачий лай...

Теперь уже тихо. Только изредка шум проехавшей машины, хлопанье дверей, - кто-то вернулся домой... Где-то на соседней улице прогремел трамвай – его слышно только ночью...

Часы тикают...

Время...

За полночь...

ame_hitory: (пишущая)

Что за дивная музыка! Какая грусть и смирение! Она всегда вызывает у меня в памяти осенний пейзаж за окном: золото листвы, обрываемое порывами ветра и прибитое струями ливня к беспросветной черноте асфальта, тусклое жемчужное небо, пустынная улица, бледный от первого промозглого холода фонарь... И – печальное смирение перед неизбежным, безропотная покорность.

А возгласы музыки так неожиданно мучительны, - как непрошенные всплески памяти, вызывающие яркие картины прошедшего лета... Желтые листья еще хранят палящее сияние солнца, но его бремя слишком непосильно для них, и они сгорают и обугливаются, темнея, - и даже дождь не в силах погасить это внутреннее пламя...

ame_hitory: (пишущая)

Что за дивная музыка! Какая грусть и смирение! Она всегда вызывает у меня в памяти осенний пейзаж за окном: золото листвы, обрываемое порывами ветра и прибитое струями ливня к беспросветной черноте асфальта, тусклое жемчужное небо, пустынная улица, бледный от первого промозглого холода фонарь... И – печальное смирение перед неизбежным, безропотная покорность.

А возгласы музыки так неожиданно мучительны, - как непрошенные всплески памяти, вызывающие яркие картины прошедшего лета... Желтые листья еще хранят палящее сияние солнца, но его бремя слишком непосильно для них, и они сгорают и обугливаются, темнея, - и даже дождь не в силах погасить это внутреннее пламя...

ame_hitory: (пишущая)

По пути домой – снова картинка. Звон проводов в прогале между домами – свистящий, трепетный, похожий на дрожание тонких прозрачных льдин, толпящихся у берега еще только начинающей вставать Волги. А над этим звоном по густо-синему небу отчаянно, словно в бегстве, мчатся пепельно-дымными клочьями облака... И где-то там, рядом с ними, реет громадной черной птицей ветер...

Жутко, мрачно, но – красиво.
ame_hitory: (пишущая)

По пути домой – снова картинка. Звон проводов в прогале между домами – свистящий, трепетный, похожий на дрожание тонких прозрачных льдин, толпящихся у берега еще только начинающей вставать Волги. А над этим звоном по густо-синему небу отчаянно, словно в бегстве, мчатся пепельно-дымными клочьями облака... И где-то там, рядом с ними, реет громадной черной птицей ветер...

Жутко, мрачно, но – красиво.
ame_hitory: (пишущая)
Сегодня иней и солнце, и морозные искры пробегают по ветвям, и кажется, что они должны звенеть...

А солнце уже клонится к закату, и свет бледно-розов, словно щеки леди Зимы, обожженные морозом...

ame_hitory: (пишущая)
Сегодня иней и солнце, и морозные искры пробегают по ветвям, и кажется, что они должны звенеть...

А солнце уже клонится к закату, и свет бледно-розов, словно щеки леди Зимы, обожженные морозом...

ame_hitory: (пишущая)
Волга встала; только пар – черный, как дым над гарями – курится над редкими полыньями. Простор туманно-белый, непередаваемый! Деревья на том берегу – в инее, горы скрыты дымкой: воздух так влажен, что его, кажется, можно пить... А лед, еще пытаясь сдвинуться, ломается с треском и хрустом, и слоистые льдины показывают зеленоватые изломы солнцу...
ame_hitory: (пишущая)
Волга встала; только пар – черный, как дым над гарями – курится над редкими полыньями. Простор туманно-белый, непередаваемый! Деревья на том берегу – в инее, горы скрыты дымкой: воздух так влажен, что его, кажется, можно пить... А лед, еще пытаясь сдвинуться, ломается с треском и хрустом, и слоистые льдины показывают зеленоватые изломы солнцу...

Profile

ame_hitory: (Default)
ame_hitory

February 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
1920 2122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 06:50 pm
Powered by Dreamwidth Studios